вторник, 9 августа 2011 г.

Теннисист, которого все ненавидят (часть первая)

Уэйн Одесник
фото Getty Images
Пока Уэйн Одесник отбывал дисквалификацию, о нем почти не вспоминали. Когда в январе 2011 года ему сократили срок бана и позволили вернуться в тур, то об этом написали всего лишь пару небольших заметок, но стоило ему начать выигрывать и появиться на первом турнире ATP на прошлой неделе, как его имя стало появляться в прессе чуть ли не каждый день.
Бен Ротенберг с сайта sbnation.com решил собрать всю информацию (в том числе, которая ранее не публиковалась) и разместить все в одной статье. Ну а я набралась терпения, чтобы все это перевести. Предлагаю Вам результат нашей "совместной" работы и, надеюсь, что статья окажется интересной и для Вас.

Уэйну Одеснику было позволено  вернуться в профессиональный теннис, после того, как он был пойман с упаковками гормона роста. Несмотря на то, что он встретил бурную ненависть со стороны коллег-теннисистов, он отказался завершить свою карьеру.
Возможно, никогда ранее не было такого игрока, которого бы так яростно ненавидели, как сейчас Уэйна Одесника.

После того, как австралийские таможенники обнаружили в январе 2010 года в багаже Уэйна Одесника восемь бутылочек с HGH (человеческим гормоном роста), он тем не менее, продолжал играть в этом же году до конца апреля, пока шло расследование его дела. В отличие от других игроков, у которых были положительные допинг-пробы из-за наличия запрещенных веществ и которые изобретали различные истории, которые бы как-то объясняли причины их наличия в организме (как например, аборт у 15-ти летней Сесиль Каратанчевой или кокаиновый поцелуй у Ришара Гаске), Одесник никогда ни отрицал своей вины. Он отказывался говорить о деталях этого дела, но никогда не отрицал того, что он являлся владельцем запрещенного вещества.

Уже в тот период времени, когда правонарушение Одесника стало достоянием гласности и еще не было завершено  расследование его дела, раздались голоса игроков и прессы, что таким теннисистам, как Одесник, не место в спорте. Одним из самых громких его критиков был первая ракетка США (тогда еще) Энди Роддик, с которым Одесник как-то тренировался у него дома в Остине. "Не может ничего быть хуже этого", - сказал тогда Роддик, хотя решение еще не было вынесено. "Это просто чистый обман и они должны вышвырнуть его из тенниса. В нем нет места таким, как он". Полное отсутствие какой-либо поддержки или лояльности со стороны его коллег-американцев не было чем-то совершенно неожиданным. Одесник никогда не занимал центральное место в американском теннисе, ни в социальном смысле, ни в политическом смысле. Он не был одним той группы игроков (Роддик, Джеймс Блэйк, Марди Фиш, Сэм Кверри, Джон Изнер), которые тренировались в Саддлбруке, Флорида, а также его имя не было на языке у Патрика Маккинроя, в отличие от остальных.

Как результат, он не был особенно популярен (и даже хорошо знаком) во влиятельных кругах американского тенниса, получал намного меньше вайлдкард на турниры, чем остальные восходящие американские звезды, о чем жаловался в своем интервью еще в 2009 году.




* * *
 

Несмотря на торнадо негативного отношения и критицизма, которое окружало его, Одесник играл хорошо в те недели, до объявления дисквалификации. На турнире в Хьюстоне, не будучи сеянным, он выиграл три раунда, обыграв Ержи Яновича, Михаила Кукушкина и Ксавье Малисса на пути к полуфиналу. Полуфинал между Одесником и Сэмом Кверри был достаточно острым, учитывая, что возбужденная публика полностью игнорировала типичный теннисный подход поддерживать обоих игроков, и неистово болела за Кверри в трехсетовом матче, который закончился победой Сэма со счетом 7-5 в третьем сете.
После Хьюстона, Одесник получил двухлетнюю дисквалификацию, которая началась с января 2010 года.
Однако в конце этого же года, наказание было уменьшено всего до семи месяцев за "существенную помощь, которую оказал мистер Одесник в выявлении нарушений профессионального поведения в спорте".
Детали этой "помощи" никогда не были преданы огласке ITF. Однако, австрийская газета Kurier сообщила, что наказание Одесника было уменьшено наполовину из-за того, что он "сдал" австрийца Даниэля "Сумашедшего Дани" Келлелера. В мае 2011 года Келлерер получил пожизненный бан.




* * *


Левша Одесник, которому сейчас 25 лет, и который родился в Южной Африке, в 2008 году вышел в третий раунд Ролан Гарроса, где проиграл в упорном трехсетовом матче Новаку Джоковичу. Однако, все ранее полученные очки сгорели (по известным причинам) и естественно, надеяться на вайлдкарды на крупные турниры тоже не приходилось, поэтому в начале 2011 года Одесник начал с того, что ему пришлось играть квалификации на фьючерсы.
Его прогресс был просто замечательный. Он выиграл челленджеры в Саванне и Лексингтоне, чем проложил себе дорогу к возвращению, при этом статистика выигрышей-проигрышей на фьючерсах и челленджерах была 50-9 и он выиграл оба своих матча на челленджерах против игроков первой сотни (американцев Майкла Рассела и Дональда Янга).
Не имея в начале года абсолютно никакого рейтинга  - с чистого листа он поднялся до 161 места за первые семь месяцев 2011 года. А учитывая, что ему не нужно защищать никаких очков, Одесник (чей высший рейтинг в карьере был 77) может к концу года войти в сотню лучших игроков.


                                                                        * * *

И хотя Одесник никогда не поднимался выше 75 номера рейтинга и не играл на турнирах ATP больше года, игроки, которые находятся на вершине рейтинга, имеют вполне определенное мнение о наказании, которое заслуживает Одесник. На прошлой неделе 4-й номер ATP Энди Маррей по своей собственной инициативе высказался на Твиттере, что по его мнению Одесник не заслуживает абсолютно никакой похвалы в связи со своим стремительным ростом в рейтинге. А неделю спустя Маррей (и другие) поднялись на защиту американца Роберта Кендрика, которого на год отстранили от соревнований из-за положительного теста на допинг, вызванного употреблением лекарства от джет лега. Несколько игроков даже создали на фейсбуке специальную группу для поддержки Кендрика.

Спустя неделю после того, как было объявлено о бане Кендрика, Одесник играл свой первый турнир ATP после возращения, начав с квалификации на 2011 Legg Mason Tennis Classic в Вашингтоне, который является турниром уровня ATP 500 и частью американской серии турниров перед открытым чемпионатом США.

Одесник выиграл свой первый квалификационный матч против Джессе Левина (еще одного американского левши, который имеет неамериканское происхождение), но без позорной репутации. После того, как он приготовился подавать на матчпоинте, некий зритель закричал "HGH!" Одесник ушел с линии подачи и на некоторое время сделал паузу. Затем он снова вернулся на линию подачи, подал и выиграл очко. Это была его первая победа на турнире ATP с момента его возвращения. Затем Одесник проиграл Раеев Раму, американцу, который находится ниже его в рейтинге. На этом турнир для Одесника бы и закончился, если бы не неожиданная помощь со стороны первого американского номера Марди Фиша.

Фиш снялся с турнира уже после того, как сетка была составлена и матчи начались, поэтому его место достаталось лаки лузеру (игроку с самым высоким рейтингом, который проиграл в финальном раунде квалификации). И в Вашингтоне, этим так называемым лаки лузером и оказался Уэйн Одесник. Он занял место Фиша в сетке, получил бай в первом раунде и сразу же прошел во второй.



* * *


Профессиональный теннис состоит из открытых турниров, а не пригласительных. Теннисисту нет необходимости подписывать контракт для того, чтобы иметь возможность участвовать в турнирах, ему просто необходимо иметь рейтинг, достаточный для участия. После того, как рейтинг Одесника стал достаточным для того, чтобы он смог участвовать в квалификации турнира, ни ATP, ни директор турнира не имеет никаких возможностей исключить его сетки и запретить играть. И у них не было никаких способов, чтобы не предоставить ему место в сетке, после того, как Фиш снялся.

Говорят, что после того, как он попал в основную сетку, Одесника видели гуляющим по окрестностям турнира с громадной ухмылкой на лице. На поздравления относительно попадания в сетку, Одесник отвечал просто: "Спасибо. Это просто хорошие деньги". Со стороны Одесника это было не просто поэтическое настроение, это была правда. Первоначально, он должен был получить 775 долларов за проигрыш в финальном раунде квалификации. А сейчас он себе гарантировал получение 7585 долларов за попадание во второй раунд основной сетки. Это больше, чем он получил, выиграв Лексингтон Челленджер за неделю до этого (7200 долларов).




* * *

Но никто больше не чувствовал себя настолько же счастливым, как Одесник, когда он вернулся.
Вернее, больше никто не чувствовал себя счастливым по этому поводу.
Игроки обычно стараются не делать резких заявлений перед прессой по поводу друг друга, но в ситуации с Одесником они даже не пытались скрыть своего неудовольствия тем фактом, что он принимает участие в турнире.
После выигрыша у прошлогоднего чемпиона Давида Налбандяна, Джеймс Блэйк долго рассказывал о том, как близки американцы в туре, говорил про поддержку, которую они оказывают друг другу, посещая матчи, вспоминал о тех годах, когда он делил комнату в отелях и столик в ресторане. Но было ясно, что один американец не является частью повествования Блэйка. Когда его спросили про бан Роберта Кендрика, Блэйк  сравнил действия Кендрика  и того, что сделал Одесник (то же самое сравнение сделал Райан Свитинг чуть ранее в тот же день).
"Если исходить из этого, я не думаю, что это справедливое решение",  - он сказал про Кендрика. Особенно после того, как на этом турнире играет парень, который совершил нарушение намного хуже." После этого представитель ATP попытался завершить пресс-конференцию сразу после нескольких вопросов (однако это было не так просто, потому что Блэйк давал развернутые ответы даже на очень простые вопросы), но я не могу не упомянуть его последнее замечание.

Вопрос: Джеймс, в конце вашего ответа относительно Кендрика, вы упомянули Уэйна Одесника, который играет свой первый турнир после своего возвращения. Вы также говорили про тесные отношение между американскими парнями - а какой сейчас статус у Одесника в американском теннисе? Или он полностью из него исключен?

Джеймс Блэйк: О, он американец? Я не знал этого. Я бы не сказал, что он часто присутствует за нашим обеденным столом, впрочем, как и за карточным. И вообще, я бы не сказал, что  много с ним разговаривал после того, как он вернулся. Я не согласен с тем, что он сделал, я даже видел некоторые статьи про него, в которых он сам признавал, что был не слишком близок с американцами перед тем, как это случилось. И теперь, после того, как все это произошло, он вероятно еще больше отдалится от нас. Он и до этого никогда не был тем парнем, которому можно было позвонить, поговорить или поддержать на матче. Как я уже сказал, другие ребята приходят, что поддержать меня, но я не могу сказать, что когда-либо видел Одесника, который сделал бы тоже самое для нас.

Этот ответ сразу же поразил меня тем, что он был очень нехарактерен для Блейка, который известен тем, что является очень вежливым человеком. Я понимаю, что вряд ли можно ожидать сердечности по отношению к тому, кого он считает обманщиком, но его реплика была из разряда «он никогда не был в нашей компании, поэтому он не может нам нравится и это делает его не американцем». Этот ответ был больше похож на высказывание школьника из средних классов школы, нежели на слова ветерана-игрока.

Продолжение следует....

Перевод: Madame Fortuna

Комментариев нет:

Отправить комментарий