среда, 10 августа 2011 г.

Теннисист, которого все ненавидят (часть вторая)

Продолжение (начало здесь)

После Джеймса Блэйка настал черед Джона Изнера.
После того, как Джон Изнер с явным удовольствием рассказал свой турнирный путь в Вашингтоне в 2007 году (когда он выиграл пять матчей подряд с тремя тайбрейками), я задал ему (другому американцу) тот же самый вопрос.

Вопрос: Джон, вы много рассказывали о своих хороших воспоминаниях, о турнире 2007 года, где вы в третьем раунде тогда играли с Уэйном Одесником, который снова вернулся на  турниры ATP уровня после своей дисквалификации. Вы много с ним играли в прошлые годы – какими были Ваши отношения тогда и какие они сейчас?

Джон Изнер:  Наши отношения с ним всегда были достаточно теплыми. Но он не тот парень, с которым я бы переписывался смс-ками или разговаривал о том, о сем. Да, он вернулся, у него в последнее время были достаточно приличные результаты, после того, как ему сократили срок дисквалификации. Ну, вы и так все это знаете. Он вернулся, ему разрешили играть и он этим занимается. Вы не можете винить его за это.
Но вы знаете, по моему мнению, он получил слишком небольшое наказание, особенно по сравнению тем, которое получил Роберт Кендрик. Вот он наказан на самом деле очень, очень строго. Это несправедливо и я думаю, что я и другие его друзья и коллеги попытаемся помочь ему, в чем возможно, потому что я на 1000 процентов уверен, что он, таким способом не пытался улучшить свою игру. Он просто сделал ошибку и сейчас платит очень большую цену за это. Слишком большую цену, по моему мнению.

Вопрос: Как Вы думаете, сможете ли Вы или другие американцы позволить Одеснику когда-нибудь вернуться в ваш круг? Даже если он никогда там не был?

Джон Изнер: Да, он никогда там не был, в нашем кругу. Он не из тех, кто играл турниры ATP каждую неделю.  Парни, такие как я, Джеймс, Сэм, Марди и Энди всегда были очень, очень близки, так же как и Райан Харрисон, который только начинает свою карьеру, но с Уэйном отношения никогда такими не были.

Однако для турнира и для самого Одесника гораздо большее значение имело не то, что говорили другие игроки, а то, о чем говорила его собственная ракетка во время матча второго круга против Радека Штепанека.
* * *

Организаторы явно попытались привлечь к этому матчу как можно меньше внимания. Они поставили его в расписание на втором корте, самом маленьком на турнире, в четыре часа дня, задолго до прайм-тайма.
В то время, когда зрители заполняли трибуны на других кортах, всего несколько людей добрались до корта номер два до начала матча. И половину этих людей составляли журналисты.
Одесник выиграл жребий и выбрал подачу, легко начал игру и уверенно выиграл первый гейм. Однако усиливающийся дождь вынудил остановить игру при счете 1-0 и игрокам пришлось покинуть корт и вернуться в раздевалку.
Когда спустя два часа Штепанек и Одесник вернулись на корт, быстро стало понятно, что игра Одесника осталась в раздевалке.
Штепанек взял свою подачу, затем сделал брейк в следующем гейме, в то время как Одесник сделал двойную ошибку на брейкпоинте. Штепанек держал все нити от матча в своих руках, выиграв 24 из 29 очков в первом сете после того, как игроки вернулись после дождя. И не отдал ни одной своей подачи за целый сет.
Явно раздосадованный тем, как повернулся матч, Одесник начал громко жаловаться на судейство. Особенно его разозлил тот эпизод, когда судья на вышке из Австралии Саймон Каннован отменил решение линейного судьи, хотя находился далеко от спорного момента.
«Вы не имеете права заниматься этой работой, если допускаете такие ошибки», - Одесник кричал на Каннавана, который совсем недавно судил на Уимблдоне. Удивительно, но, вероятно, он не подумал, что он находится не в том положении, чтобы критиковать кого-то на этом турнире.
Проигрывая 6-1, 5-0 и уступив 11 геймов подряд, он был на грани виртуальной двойной баранки, но, удержав свою подачу, он первый раз посмотрел на табло после перерыва. «У меня было такое чувство, будто я проснулся после ночного кошмара», - сказал потом Одесник.  
А в это время Штепанек подавал на матч. Спустя шесть очков он  выиграл матч, завершив его за 57 минут, хотя он мог закончиться и раньше, если бы Одесник не брал туалетный перерыв между сетами и не затягивал матч, долго меняя ракетки. Одесник выиграл только 23 очка за весь матч.
Они пожали друг другу руки возле сетки, и ушли с корта под вежливые аплодисменты.
Одесник даже не потратил времени на растяжку, душ и восстановление после матча, что обычно делают другие игроки, а сразу же с корта направил в палатку для прессы.

* * *
Одесник прибыл в комнату для интервью настолько быстро, что большинство из журналистов еще не успели туда подойти и явно хотел закончить процедуру своего возвращения в тур настолько безболезненно, насколько это было возможно.

«Определенно сейчас вас здесь больше, чем было пару лет назад», - нервно пошутил Одесник. «Кто сказал, что плохая известность лучше хорошей?»

Журналисты явно были в некотором замешательстве, пока Лиз Кларк из The Washington Post не начала: «Собственно говоря, у меня есть один вопрос о матче».

«Да, очевидно, я сегодня не сыграл и близко к своему уровню», - сказал Одесник.

«Я думаю, что я начал матч хорошо. Я прекрасно себя чувствовал, однако после перерыва на дождь, я стал немного вялым. Он рано сделал брейк и играл действительно хорошо. И мне было тяжело снова вернуться в матч».

«Но, одной из целей в этом году, которую мы поставили с моим тренером, это играть как можно больше челленджеров и выиграть как можно больше матчей, для уверенности в своих силах. Если брать игру на уровне тура, то иногда ты можешь проигрывать несколько недель подряд, после того, как у тебя была хорошая неделя».


Вопрос: Вы сказали, что после того, как наконец-то вы выиграли гейм во втором сете, вы проснулись, словно после ночного кошмара. Сегодня все складывалось настолько плохо для Вас?

Уэйн Одесник: Если бы это было пару лет назад, то я бы чувствовал себя более опустошенным после этого поражения. Но, вы знаете, что это был мой первый турнир ATP за полтора года. Поэтому я не ожидал, что все сложится удачно. В любом случае, я возвращаюсь домой, заработав немного денег, и буду готовиться к следующему турниру.

Вопрос: Все это время, пока вы играли фьючерсы и челленджеры, Вашей основной мотивацией было заработать денег, чтобы содержать себя? Или сейчас есть что-то другое, о чем Вы думаете?

Уэйн Одесник: Нет, сейчас моя основная цель - это выиграть как можно больше матчей в этом году и заработать как можно больше очков, чтобы мой рейтинг был как можно более высоким (смеется). Независимо от того, закончу я год 150-м или 50-м, я просто буду пытаться играть как можно лучше. В следующем году, возможно, я поставлю другие цели.

Вопрос: Это много для Вас значит играть в основной сетке турнира ATP после возвращения?
Уэйн Одесник: Да, это прекрасно, снова вернуться на ATP уровень. После того, как я играл квалификации на фьючерсы в январе этого года, быть снова на ATP уровне. Выиграв или проиграв, я определенно сейчас пытаюсь получить удовольствие от этого и ценю это больше, чем раньше.

Вопрос (Steve Whyno «The Washington Times»): Вы обращаете внимание на те вещи, которые другие игроки говорят о Вас, например, Джеймс Блэйк?

Уэйн Одесник: Вы знаете, я думаю, что это забавно, вы, ребята, задаете мне  те же самые вопросы, которые задавали мне полтора года назад, а я вам даю те же самые ответы. Я просто пытаюсь играть как можно лучше и концентрироваться на том, что я делаю. Я уже за шесть месяцев проделал путь от самого низа практически туда же, где я был. Я просто пытаюсь делать то, что я могу.

Вопрос (AP) Как Вы думаете, это несправедливо со стороны других игроков такое отношение? Они сидят здесь и говорят про Вас. Как с Вами обращаются другие игроки?

Уэйн Одесник: Прежде всего, я не думаю, что они знают все факты. Каждая ситуация различная. Я не думаю, что они в курсе всего. Они читают, то, что вы пишете, и очевидно, что вы тоже не знаете всего.  Я просто не уполномочен этого вам рассказывать, потому, что есть обязательства перед ITF.
Я не из тех, кто постоянно смотрит в прошлое. Я пытаюсь продвигаться в моей карьере, в моей жизни и оставить со мной только самое лучшее из прошлого. И это так. И если они говорят обо мне плохие вещи, то это их право. Я не собираюсь здесь сидеть и затыкать им рты.
Моя цель – это просто вернуть мою жизнь и мою карьеру снова в привычное русло и окружить себя нормальными людьми. Мои близкие друзья, моя семья, люди, которые были со мной в хорошие и плохие времена – это то, что мне нужно. А все остальное….оно меня не касается. Хорошо это или плохо.

Вопрос: Чего вам стоили эти 18 месяцев? Думаете ли вы, что цена, которую вы заплатили, была слишком высока и справедлива?

Уэйн Одесник: Я не хочу возвращаться в прошлое, я просто пытаюсь двигаться вперед.
Да, определенно я сделал некоторые выводы из того, что произошло, как в моей карьере, так и в моей личной жизни. Я думаю, что вынес несколько положительных вещей из всего этого. Это была большая встряска.

Вопрос: Уэйн, Вы когда-нибудь думали о том, чтобы не возвращаться в теннис?

Уэйн Одесник: Хммм….Я не думаю, что когда-либо был близок к этому. Определенно, такие мысли были, в первый месяц или около того. Но я все еще молод. В то время мне только исполнилось 24 года, и я никогда не думал, чем я еще могу заниматься. Я думаю, что это помогло мне.
Вы знаете, сейчас мне 25 и впереди еще  много лет в теннисе. Мне это нравится. Это подогревает мою карьеру, у меня есть чувство, что мне еще есть, что выигрывать. Я работаю каждый день, так упорно, как я только могу, как будто я все еще не 150-й номер в рейтинге. Поэтому я думаю, что этот случай только помог моей карьере.

И после этого вопроса, Одесник покинул тент для прессы.


* * *
И как бы Одесник себя не защищал, тем не менее, он перевернул эту страницу в своей жизни. Хотя, временами казалось, что он больше пытался убедить себя, нежели убедить нас. На самом ли деле у него нет «никаких сожалений» после того краха, который он сам себе устроил?
Как бы там ни было, по крайней мере, Одесник дал свое видение того, как он сам смотрит на эту ситуацию. После долгого хора тех, кто выступал против него, Одесник наконец-то получил время высказать свою версию.
Но последнее слово было не у него.

Радек Штепанек, который полностью разделал Одесника в их матче, хотя его начало не сулило такого исхода, также выступил на своей пресс-конференции.

Вопрос: Радек, на этой неделе уже ряд игроков высказали свое мнение по поводу того, что Одеснику вообще не стоило появляться на этом турнире. Остальные игроки что-нибудь говорили Вам о нем перед матчем, типа «выкини его вон» или что-то подобное?

Радек Штепанек: Нет, мы не говорили ни о чем подобном. Я не следил за этой историей полтора года назад, хотя….некоторые игроки в раздевалке о ней все знали. Что касается меня, я просто надеюсь выиграть следующий матч. Я ведь играю не с историей, которая стоит за матчем, для меня не имеет значение, что там было раньше.
Но сейчас я знаю, что происходит, это определенно….Я не знаю, как лучше это сказать по-английски, но это не слишком хорошо, то, что сделал…Но это его жизнь. Он просто тратит зря свою жизнь. И это то, с чем он теперь должен жить. И если он способен это делать, то это его решение, его жизнь.
Это не моя работа делать здесь заявления по его поводу. Моя работа обыграть его на корте и выйти в следующий раунд соревнований.
Даже если он американец.

По крайней мере, чех не притворялся, что он не знает, что Одесник американец.


* * *
В конце концов, другие игроки устанут говорить о прошлом Одесника. Но вряд ли простят.
В командных видах спорта, те игроки, которые либо попали под подозрение в обмане, либо были уличены, редко отвергаются фанатами команды. Если они помогают своей команде выиграть, их ошибки и проступки очень легко забываются.
Но у Одесника никогда не будет домашних болельщиков команды. И как ясно выразился Блэйк (и чуть в меньшей степени Изнер), у него даже нет товарищей по команде.
Все, что есть у Одесника, это он сам, один на его половине корта. И когда Одесника будут так жестоко обыгрывать, как это сделал Штепанек, никто из его товарищей не подойдет после матча, чтобы подбодрить его. Все, что он сможет сделать – это остаться со своим поражением один на один, на корте и вне него.
Но, несмотря на все это, Одесник говорит, что он никогда не думал о том, чтобы покинуть теннис.
* * *
Последним американцем, который зашел в палатку для прессы в среду, был Дональд Янг, который показывал удивительные результаты в тинейджерском возрасте, однако не справился со всей этой шумихой вокруг него и разразился гневной тирадой в адрес американской теннисной ассоциации на Твиттере. И Янг, и Одесник были помещены на прошлой неделе в один и тот же заголовок, как «противоречивые игроки», что вряд ли справедливо по отношению к Янгу, учитывая, что в отношении него не было никаких обвинений, которые привели бы к дисквалификации.
Он в этом году дважды играл с Одесником на уровне челленджеров, поэтому журналистам он показался вполне подходящей кандидатурой, чтобы задать пару вопросов об Уэйне Одеснике.

Вопрос: Дональд, вы играли несколько раз в этом году против Уэйна Одесника, который только что проиграл в своем первом турнире ATP после возвращения. Что вы думаете о его форме, и вообще, о его возвращении?

Дональд Янг: Уэйн играет прекрасно! Он обыграл меня в Саванне, я обыграл его в финале в Талахассе. Я думаю, что он играет очень хорошо. Он вернулся на тот же уровень, на котором он играл раньше, он хорошо двигается, хорошо бьет, снова выигрывает матчи и обретает уверенность в себе, поэтому я думаю, что это хорошо.

Вопрос: Как Вы думаете, это правильно, что ему позволили вернуться в тур?

Дональд Янг: Да, он играет, ему позволили вернуться, именно так обстоят дела. И я думаю…..да, это все, что я могу сказать по этому поводу.

После этих слов стало понятно, что, возможно, Одесник не так одинок, как казалось вначале.

Перевод: Madame Fortuna

Комментариев нет:

Отправить комментарий