суббота, 29 сентября 2012 г.

Теннис и допинг: спорные вопросы

Тема допинга в теннисе неизменно вызывает интерес у болельщиков. С 1995 года было зафиксировано 63 случая допинга в теннисе (о некоторых из этих случаев я уже писала ранее - прим. автора). Топ-игроки проходят проверки, в среднем, гораздо чаще чем низкорейтинговые теннисисты,  и тем не менее, в 2010 и 2011 годах, согласно статистики ITF, некоторые игроки (включая Винус и Серену Вильямс) ни разу не были проверены вне соревнований. Журналист, представляющий известный британский сайт Thetennisspace встретился с доктором Стюартом Миллером, главой по науке и технике ITF, которое проводит большинство допинг-тестов, чтобы прояснить некоторые спорные вопросы.

Предлагаю Вам перевод этого интервью.

Я просмотрел отчетность ITF за 2010 и 2011 по допинг-тестированию (которая находится в открытом доступе на сайте ITF). И создается такое впечатление, что некоторые топ-игроки ни разу не проходили вне соревновательные тесты за эти годы. Как вы можете это объяснить?

В любое время игрока могут проверить три организации: это ITF, которая имеет свою антидопинговую программу; всемирное антидопинговое агенство ВАДА (WADA) и также, национальное антидопинговое агенство страны, где в настоящее время находится игрок. То есть, мы с вами находимся сейчас здесь (в Британии) и нас может проверить ITF, ВАДА и британское антидопинговое агенство.
Доктор Миллер также добавил, что в Олимпийский год, Международный Олимпийский Комитет может также проверять игроков в течение "периода турнира"- то есть с момента открытия Олимпийской деревни до церемонии закрытия Игр.

То есть, для ясности, статистика ITF не отражает все тесты, потому что ассоциации стран могут сами проводить тестирование и эти тесты отражаться в статистике ITF не будут?

Да, это верно. И любая антидопинговая ассоциация любой страны, которую посещает игрок, может также его проверить.

А нельзя ли как-нибудь унифицировать эту статистику, чтобы людям было проще за ней следить?

Это работа всемирного антидопингового агенства. Если они хотят собрать все тесты, которые проводятся в спорте, то они единственные, кто в состоянии это сделать. У каждой антидопинговой ассоциации есть обязанность сообщать свою статистику на ежегодной основе и затем ВАДА проверяет данные и публикует то, что они считают нужным.

Такие игроки, как Энди Маррей и Новак Джокович сдали несколько внесоревновательных тестов в 2010 и 2011 годах. Но как объяснить, что например Винус Вильямс ни разу не проверяли вообще за эти годы вне соревнований?

Во-первых, это только предположение, которое может быть не совсем верно. Если напротив фамилии игрока не указано количество тестов, то это не означает, что у него не пытались взять образцы. Указаны только состоявшиеся тесты, которые были собраны у игроков. Есть моменты, о которых в отчете не сообщается. Возьмем, например, ту же Винус Вильямс. Поскольку она входит в число спортсменов, которые должны тестироваться, то она должна сообщать информацию о своем местонахождении. Каждый спортсмен сообщает место и один час в течение суток, в течение которого он будет доступен для тестов. Люди иногда думают, что именно в это время будут приходить и тестировать игроков. Но на самом деле, это не всегда так. Преследуются две цели. Если необходимо именно в этот день получить образец, то лучшее время для теста именно этот час, который указал спортсмен. Однако, иногда это время используется только как точка отсчета, которая предполагает, что спортсмен должен находится в этом месте до этого часа или после.
Поэтому для проведения тестов не всегда используется именно этот час, потому что в этом существует свой элемент предсказуемости, а вся наша программа тестирования основана на том, что мы называем "без предварительного уведомления". То есть, ни при каких обстоятельствах игрок не должен быть заранее уведомлен о том, что его собираются тестировать.
В отчете не отражаются два случая. Первый - это когда попытка тестирования предпринята в течение часа, указанного спортсменом, но она не состоялась либо из-за недоступности игрока либо из-за каких-нибудь других административных проблем. И второй случай, когда попытки взять образцы предприняты не в течение часа, а в другое время, они они не удались по каким-то причинам. Все это в списке не отражается.
Согласно USADA - американскому антидопинговому агенству, они также не тестировали ни Винус Вильямс, ни Серену Вильямс вне соревнований в течение 2010 и 2011 годов.

То есть, эти (несостоявшиеся) попытки, предпринятые не в течение указанного часа, не считаются пропущенными тестами?

Нет, не считаются. Они должны отвечать определенным критериям, чтобы таковыми считаться (пропущенными тестами).
(Если игрок пропускает три теста в течение 18-ти месяцев, то он подлежит бану)

Многие игроки указывают 6 часов утра, как предполагаемое время для тестов. Могут ли их проверить, допустим, в 3 утра, 4 утра?

В принципе, да. В правилах ВАДА указано, что игроки могут быть проверены в любое время и в любом месте. Строго говоря, информация о местонахождении предполагает время с 6 часов утра до 11 часов вечера. Вы правы, большинство игроков использует этот первый утренний час, как временной интервал для тестирования. Я могу сказать, что, как правило, игроков редко проверяют в интервале с 11 вечера до 6 утра. Если у вас есть надежная информация, что игроки будут использовать это время для приема допинга - и это должна быть действительно надежная информация, тогда нет никаких препятствий для того, чтобы попытаться взять образцы именно в это время. Но я полагаю, что это единичные случаи.

В прошлом году было сообщение из США, что Серена Вильямс заперлась в "комнате страха" в своем доме, думая, что офицер допинг-контроля является взломщиком. Это считается, как пропущенный тест?

Я не могу это комментировать. К сожалению, это один из тех случаев, когда произошла утечка информации, причем информация от одной из сторон и от одного источника и это ограниченная информация. Кроме того, это один из аспектов антидопинговой программы, о котором я не могу говорить. Все, что я могу сказать, это то, что была предпринята попытка провести внесоревновательный тест в это время. Я не могу говорить про процесс, итог, потому что это может противоречить требованиям конфиденциальности, а также требованиям и обязательствам, которые мы должны выполнять.

Доктор Луис Гарсиа дель Морал был пожизненно отстранен USADA за допинговые нарушения. На US Open было подтверждено, что итальянка Сара Эррани в прошлом с ним сотрудничала. При таких обстоятельствах ITF может потребовать, чтобы спортсмен порвал с доктором все связи?

Сейчас связь с отстраненным врачом не является нарушением. Есть предложение внести этот пункт в следующий ВАДА код, где это будет считаться нарушением, но согласно существующих правил, это не считается нарушением, поэтому  нет никаких препятствий для игроков общаться с такими персонами. Однако, не нужно быть гением, чтобы понять какое отношение будет к спортсменам, если они продолжат себя ассоциировать с такими людьми и я полагаю, что в случае с Эррани она сказала, что больше не имеет никаких связей с этим доктором. Она также сказала, что разговаривала по этому поводу с ITF. И это не секрет.

Динара Сафина официально не ушла из тенниса, но она не играла уже больше года. Должен ли игрок в таком случае все равно подвергаться допинг-тестированию?

Правила для тех, кто покидает спорт, достаточно ясны, однако я вижу, что и здесь может быть некоторая неразбериха. Игрок является объектом антидопинговой программы в том случае, если он участвует в турнирах, которые подпадают под действие этой программы или же имеет хотя бы одно рейтинговое очко в календарном году. Если он не участвует в турнирах и не имеет рейтинговых очков, то и тестированию он не подвергается. То есть, игроки, которые официально не ушли из спорта, но не участвуют в турнирах и таким образом их рейтинг падает, пока у них не останется 0 очков, и которые не участвуют в турнирах, под действие программы больше не подпадают. Второй случай, когда игрок больше не является объектом программы может быть в том случае, если он официально покидает большой спорт (как  Ким Клийстерс). С одной стороны, у игрока есть преимущество в том, что он больше не является объектом антидопинговой программы, но с другой стороны, он не может выступать в профессиональном теннисе, без трехмесячного предварительного уведомления. Сафина, если она официально не ушла из тенниса и ее очки постепенно сгорели, не является объектом антидопинговой программы.

То есть, если она решит вернуться на Australian Open, она не должна будет делать уведомление за три месяца?

Нет, если она официально не ушла из спорта.

И даже если сейчас она не должна давать информацию о своем местонахождении, может ли она все еще быть объектом тестирования?

Если у нее нет рейтинговых очков, то она не является объектом антидопинговой программы, так что она может просто отказаться от тестирования.

Источник: thetennisspace.com

Автор: Simon Cambers

Перевод: Madame Fortuna

Читайте также:

Допинг в теннисе: история, факты и мифы

Допинг-тесты в теннисе: некоторая любопытная статистика

Серена и "комната страха"

1 комментарий:

  1. Эта проблемма всего большого спорта. Если ВАДА не может обеспечить всем игрокам равные условия (кто-то может игнорировать, закрываясь в каких-то комнатах), так пусть официально разрешат стимуляторы. Правда смертность спортсменов во время соревнований увеличится в разы

    ОтветитьУдалить