четверг, 24 июля 2014 г.

Скандал в теннисной журналистике: Нил Харман признался в плагиате

Нил Харман и Станислас Вавринка
фото с твиттера Нила Хармана
Вчера в профессиональной теннисной журналистике разразился скандал. Популярный британский  журналист Нил Харман, который известен своими "фирменными" розовыми рубашками и хорошими отношениями со многими теннисистами, написал заявление о выходе из "Международной ассоциации теннисных писателей",  в которой он был председателем. Все дело в том, что одного из самых влиятельных и уважаемых теннисных журналистов уличили в самом банальном плагиате.

Автор ежегодного сборника об Уимблдоне, который он писал на протяжении десяти лет (и за который получал нужно предполагать весьма неплохие гонорары) заимствовал у своих коллег из различных изданий целые фрагменты текстов без всяких изменений, и при этом даже не трудился каким-то образом упоминать настоящих авторов. Американский журналист Бен Роттенберг провел целое расследование по этому поводу, и выяснил, что Харман использовал материалы из Sports Illustrated, Guardian, Telegraph, Independent и других известных и авторитетных изданий. 

Обнаружено все это было отнюдь не вчера, а еще весной, когда журналист Sports Illustrated Джон Вертайм обратился к официальным лицам Уимблдона и попросил провести расследование. Плагиат обнаружился довольно скоро и в написании Уимблдонского сборника за 2014 год Харману было отказано, однако это было и все наказание. Ему все так же дали аккредитацию на Уимблдон и даже пригласили на официальный ужин чемпионов. Вероятно, руководство Всеанглийского теннисного клуба просто не захотело выносить сор из избы, да и Харман на Уимблдоне был практически своим человеком.

К чести Нила Хармана у него хватило мужества признаться в своих ошибках и извиниться перед коллегами. В своем твиттере он написал: "Я не горжусь своими многочисленными ошибками. Сегодня не самый лучший день в моей жизни и в подобные дни ты понимаешь, кто является твоим настоящим другом".

Что же касается плагиата, то Харман объяснил его не злым умыслом, а недостатком времени для написания книги. В качестве оправдания он сообщил, ему было дано всего 7-10 дней и это поставило его в очень жесткие рамки. Хотя вряд ли это является оправданием. Ведь "заимствовал" он не только в 2013 году, но и до этого тоже. В конце концов, самым лучшим вариантом было просто в книге сослаться на авторов текста, а не выдавать их цитаты за свои.

Круг теннисных профессиональных журналистов очень узок и все они читают статьи друг друга, а потому сложно сказать, на что рассчитывал Нил Харман, когда использовал материалы своих коллег. Ведь каждый автор знает свои собственные тексты практически дословно. После того, как разразился скандал, многие журналисты упомянули, что разговоры о "заимствованиях" Хармана ходили уже давно, однако он пользовался настолько непререкаемым авторитетом, что все считали его "непотопляемым". Трудно сказать, будут ли еще какие-то последствия для Хармана (его основным местом работы является лондонская "The Times"), однако с уверенностью можно предположить, что его журналистская репутация оказалась очень сильно подмочена.

Комментариев нет:

Отправить комментарий