суббота, 28 февраля 2015 г.

Гейм, сет и (договорной) матч

Денис Молчанов
фото Getty Images
У профессионального тенниса есть проблемы с договорными матчами. Но, в основном, это касается малобюджетных турниров и низкорейтинговых игроков. Об этом статья американского журналиста Бена Роттенберга.

В прошлом месяце мужской теннис столкнулся с рядом обвинений профессиональных игроков в участии в договорных матчах - в некоторых случаях, это были просто слухи, которые циркулировали в теннисных кругах, в других - обвинения были выдвинуты официальными органами (имеются ввиду обвинения против итальянцев Стараче и Браччиале - прим. переводчика). Учитывая тот факт, что в теннисе решить исход матча может лишь один игрок, этот вид спорта более уязвим, чем многие другие, когда дело касается организации договорных матчей. Невозможно определить, насколько широко распространена эта проблема, однако учитывая, что на каждый матч на малобюджетных турнирах ставится огромное количество денег (особенно, по сравнению с призовыми), подозрения просто неизбежны. С пугающей регулярностью, знающие теннисные наблюдатели могут предсказать, кто выиграет матч, просто анализируя ставки на теннис в режиме live, причем некоторые из них не поддаются совершенно никакой логике. Один недавний матч хорошо иллюстрирует проблему в теннисе с договорными матчами - довольно легко отследить такие матчи, но очень тяжело что-либо доказать.

На низкопрофильном турнире в Далласе в начале этого месяца, 174-я ракетка мира Денис Молчанов лидировал в матче первого круга против 303-й ракетки Агустина Велотти. Именно такой расклад и был предначертан предматчевыми коэффициентами. Но по мере того, как Молчанов лидировал в первом сете, и в конце концов его выиграл, бетторы начали ставить деньги на Велотти, а коэффициенты на выигрыш матча Молчановым значительно упали. Многие игроки заметили, что с коэффициентами в матче творится что-то странное, и все большее количество денег ставится на Велотти. В итоге, общая сумма денег, поставленная на этот матч, достигла 900 000 долларов.

Вряд ли удивительно, что Велотти выиграл второй и третий сеты, и матч соответственно. В то время, как несколько бетторов стало богаче, некоторые букмекеры прекратили принимать ставки на этот матч еще до того, как он закончился; а некоторые до сих не выплатили выигрыши даже спустя три недели после его окончания. Велотти отрицает любую свою причастность к договорному матчу.

Райан Харрисон, 22-летний американец и 43-я ракетка мира, также играл на турнире в Далласе, и он подтвердил, что этот случай с Молчановым доминировал во всех разговорах в мужской раздевалке. Харрисон тренировался с Молчановым в одной и той же академии во Флориде, и он сказал, что не был удивлен, что украинский теннисист стал замешан в обвинениях в участии в договорном матче, поскольку у них уже был разговор на эту тему.

"В прошлом, я уже слышал, как Молчанов говорил, что не нужно осуждать это", - говорит Харрисон. "И хотя он нигде ни разу не сказал, что собирается в этом участвовать или поддерживает это, но он пытался оправдать это финансовыми трудностями".

Запросы на интервью с Молчановым так и не были одобрены ни руководством турнира в Далласе (хотя Молчанов оставался здесь до конца недели и в конце концов выиграл на турнире титул в паре), ни официальными лицами челленджера в Шербурге, во Франции, где он проиграл в первом раунде на этой неделе. Сообщение, оставленное для Молчанова и его партнера по паре в Далласе, также осталось без ответа.

Ян Дорвард, который ранее работал в качестве теннисного трейдера и главы теннисного департамента для крупных букмекерских компаний, написал исследование о матчах, в которых, как он полагает, были признаки фиксированного результата, включая поражение Молчанова от Велотти.

"У меня есть подозрение, что каждую неделю играется несколько таких матчей с заранее известными результатами", - говорит Дорвард, который однако признает, что определить точное количество договорных матчей невозможно. "По отношению к общему числу сыгранных матчей за неделю,я полагаю, что это относительно небольшой процент".

Дорвард полагает, что большинство договорных матчей играется на турнирах низкого уровня, причем игроки могут намеренно проигрывать определенные сеты или даже геймы, на которые принимаются ставки. Если оба игрока в этом участвуют, то они даже могут координировать конкретные результаты.

"Достаточно распространенным примером договора может быть разделение двух сетов по предварительному сценарию, а затем уже честно играется третий сет, который и определяет, кто из игроков пройдет дальше", - говорит Дорвард. "Я вел несколько таких матчей, в которых я убежден, что именно так и обстояло дело - были сделаны ставки на то, что в определенных геймах будут брейки на подаче, и были определены точные результаты на исход первых двух сетов".

В одном из матчей, который Дорвард разбирал прошлым летом, два голландских игрока, которые никогда не поднимались выше 200-го места в рейтинге, играли матч первого круга на челленджере в Мербуше (Германия). Перед началом матча стало ясно, что ставки распределились таким образом, что 248-й Бой Вестерхоф должен выиграть первый сет, а затем проиграть второй и третий сеты 280-му Анталю ван дер Дуиму. По мере того, как матч продолжался, коэффициенты отражали все именно так, хотя Вестерхоф вел со счетом 6-4, 3-0. Но, как и было предопределено изначально, Вестерхоф проиграл шесть следующих геймов подряд, уступив во втором сете, а затем и проиграл третий сет. На этом же турнире оба игрока играли вместе в паре, но договорной матч так и не был доказан.

Особую уязвимость представляет то, что игроки зарабатывают слишком мало, играя в малобюджетных турнирах, особенно по сравнению с теми деньгами, которые ставят бетторы на эти матчи. Например, в среду на турнире в Шербурге на один из матчей второго круга (который не был подозрительным), было поставлено 150 000 долларов. Победитель этого матча заработал 1 414 долларов, а проигравший получил 829 долларов за выход во второй раунд (проигравшие в первом круге Шербурга получили всего лишь 500 долларов). Учитывая общую сумму сделанных ставок, отследить небольшие суммы, поставленные на определенный результат, практически нереально.

"Я думаю, что это случается гораздо чаще, чем люди себе представляют", - говорит Харрисон. "Скажем, один из этих парней, который играет обычный челленджер на Украине, говорит шести своим разным друзьям поставить по 2 тысячи долларов на матч, и скажем, они делают это семь-восемь раз в году?"

Харрисон и Дорвард согласны в общей характеристике вероятного участника договорных матчей: это игрок, который в течение многих лет имеет невысокий рейтинг и лишен возможности прорваться в высшие эшелоны тенниса или заработать значительную сумму призовых.

По случайности так совпало, что всплеск количества он-лайн ставок произошел одновременно с ростом популярности соцсетей. Почти каждый теннисист теперь доступен через Твиттер или фейсбук, где они могут получать анонимные предложения о сдаче матчей за определенную сумму.

Например, в 2010 году один из игроков (который тогда находился ниже 200-го места в рейтинге, но затем сумел пробиться в топ-100) через фейсбук получил предложение от некоего мужчины по имени "Вадим", который пообещал выплатить 300 000 долларов за проигрыш матча.

И как я писал в 2013 году, социальные сети часто используются обиженными бетторами для оскорбления игроков, из-за которых они проиграли поставленные деньги. Некоторые из этих сообщений вызваны исключительно злобой, однако в некоторых звучат прямые обвинения в договорных матчах.

Развитие различных технологий и прямой показ многих матчей могут реально помочь в борьбе с коррупцией в теннисе. В то время, как на большинстве матчей на малобюджетных турнирах нет тв-показа и лайвстрима, матч Молчанов - Велотти, благодаря политике американской Теннисной Ассоциации по расширению видеопоказа теннисных матчей, был записан. После того, как возникли определенные подозрения, матч был пересмотрен и тщательно изучен.

Тем не менее, несмотря на наличие доказательств в деле Молчанова, Дорвард не верит, что он будет наказан. "Поскольку я признаю, что чрезвычайно трудно доказать причастность игрока к участию в договорном матче, то вряд ли это случится и на этот раз". Пока не найдены конкретные связи между игроками и теми, кто делает ставки, сданные матчи будет очень сложно доказать.

Прошло шесть с половиной лет с тех пор, как ATP, WTA, ITF и турниры Большого Шлема организовали специальный наблюдательный орган, который должен мониторить договорные матчи, под названием Tennis Integrity Unit. За это время TIU (Tennis Integrity Unit) пожизненно дисквалифицировал лишь четырех игроков и одного судью. Еще пять игроков получили дисквалификацию с меньшими сроками. Tennis Integrity Unit работает в обстановке полной секретности, отказываясь комментировать даже свои короткие сообщения, которые касаются вынесенных наказаний игрокам.

Эти цифры далеки от предполагаемого количества нарушений, и они даже не включают тех игроков, кто был наказан другими органами, включая официальные органы Австралии и Италии в этом году.

"Я понимаю, почему TIU не желает предоставлять информацию о игроках, дела которых он расследует", - говорит Дорвард, ссылаясь на презумпцию невиновности. "Но тот факт, что власти сообщают так мало информации публике, создает впечатление, что они мало что делают, даже если это совсем не так".

В свою очередь глава ATP Крис Кермод сказал, что обеспечение законности теннисных результатов является приоритетом для его организации, которая была одной из тех, кто подписался под созданием Tennis Integrity Unit.

"Мы просто должны быть все время бдительными - точно также, как и другие виды спорта", - сказал Кермод в интервью на Уимблдоне в прошлом году. "Потому что спорт должен быть настоящим. Как только он перестает быть настоящим, то он теряет всю свою сущность".

Но многие игроки разделяют вместе с Дорвардом сомнения относительно действенности Tennis Integrity Unit, ссылаясь на то, что они докладывали о своих подозрениях или сообщали, что к ним обращались лица, которые бы хотели зафиксировать результат в матче.

"Я прошел через соответствующие каналы и доложил в TIU, но из этого ничего не вышло", - рассказал игрок, с которым контактировал "Вадим" через фейсбук.

Питер Полански, канадец, высший рейтинг которого в карьере 122-й, в прошлом году отсутствовал в туре из-за травмы кисти, и опустился на 202-е место, был еще одним игроком, который подчеркнул чувство безнадежности в данной ситуации.

"Из разговоров среди ребят  понятно, что что-то на самом деле происходит, и довольно часто", - говорит он о договорных матчах. "Это случается, и это то, с чем никто не может ничего поделать".

Автор: Ben Rothenberg

Источник: http://www.slate.com

Перевод: Madame Fortuna

Комментариев нет:

Отправить комментарий